Бимодальный режим сна в истории

    Представьте, что живёте в 18-ом веке. В 20.30 часов вечера вы надеваете ночной колпак, задуваете свечи, и засыпаете под запах воска и огарка, мягко заполняющего воздух вокруг кровати. Спите несколько часов. В 2:30 ночи просыпаетесь, надеваете пальто и идёте к соседям в гости. Они тоже не спят. Спокойно читают, молятся или занимаются сексом. Потому что до эпохи электричества двухразовый сон за ночь был распространён повсеместно.

       В те времена люди спали дважды за ночь, вставали на пару часов среди ночи, а затем отправлялись обратно в постель до рассвета.

       Существование двухразового сна за ночь впервые выявил Роджер Экерч (Roger Ekirch), профессор истории из Виргинского университета.

     Его исследования обнаружили, что мы не всегда практиковали непрерывный восьмичасовой сон. Для людей привычнее было спанье в два коротких периода за более длительный диапазон ночи, который охватывал около 12 часов. Он делился на промежутки: сначала три-четыре часа сна, затем два-три часа бодрствования и снова сон до утра.

     Упоминания о таком распорядке встречаются в литературе, судебных документах и личных записях. Удивительно даже не то, что люди спали в две смены, а невероятная распространённость такого вида ночного отдыха. Это был стандартный, общепринятый способ спать.

«Количество и характер упоминаний свидетельствуют о том, что это был общеизвестный факт», – говорит Экерч.

     Например, английский врач писал, что идеальное время для учёбы и размышлений это период между «первым сном» и «вторым сном». Чосер Джеффри в «Кентерберийских рассказах» писал о героине, которая шла спать после «первого сна». И, объясняя причину многодетности в среде рабочего класса, врач 1500-х годов отмечает, что люди обычно занимались сексом после первого сна.

      Книга известного американского ученого А. Роджера Экерча «На исходе дня: История ночи» перевернула представления человека о темном времени суток. Казалось бы, что может случиться с людьми после заката солнца, когда они отдыхают или спят? Но по убеждению автора, именно ночью происходит много интересного, таинственного и забавного. Ночь — это убежище от обыденности, пора влюбленных, время действий добрых и злых сил. Кто-то отправляется развлекаться на балы и маскарады, кто-то спешит в таверну или кабачок, а кое-кто предпочитает посвящать ночные часы усердной молитве. Под покровом тьмы совершаются и различные преступления — от мелких краж до жестоких убийств. При свете свечей проводят собрания члены тайных обществ и сект. Ночью занимаются сексом, болеют, рассказывают страшные истории, делают записи в дневнике, сочиняют книги, мечтают... Автор подробно описывает ночную жизнь людей разных сословий в странах Европы и Америки в период с XVI и до середины XIX века, когда в мир пришло искусственное освещение, прорезавшее ночную тьму. Наряду с документальными текстами исследователь приводит немало захватывающих, пугающих и комических историй, оставшихся в памяти нескольких поколений. Книга впервые переводится на русский язык и адресована самому широкому кругу читателей. Но что делали люди в эти свободные ночные часы? По большому счёту всё, о чем вы могли подумать.   

  «Да, мы находимся в хронобиологическом кризисе с депрессиями, суицидами, онкологическими заболеваниями, низкой производительностью труда и социальным дискомфортом в результате того, что злостно нарушаем ритмы, поддерживающие нас живыми и синхронизированными с природой и друг с другом. Но тот факт, что мы учимся, даёт нам возможность превратить кризис в благоприятную возможность. Вместо того, чтобы пытаться переучить организм и привести его в соответствие с искусственными ритмами наших цифровых технологий, мы можем применить технологии и совместить свой образ жизни с собственной физиологией».

     Наш современный кризис с пребыванием «в настоящем» ничем не отличается от дзенского коана о выпивании океана одним глотком. Вы не можете это сделать, если раздробляете время на маленькие кусочки: крошечные тиканья на часах, на электронную почту, уведомления от Facebook и на сообщения, попискивающие на жидкокристаллическом экране. Всего слишком много. Но проблема нашей информационной перегрузки может на самом деле и не в цифровой эпохе, а в режиме измерительного сознания, который мы включаем. Как думаете? И что нам поможет справиться с «потоком», как это называет Джеймс Глейк (James Gleick)?


По материалам disinfo.

© 2016 belsomnology.com Сайт создал Polyakov